58,1006 56,4751 86.15
Частично облачно
Частично облачно -1°
Частично облачно -1°
: 45 26 сентября 2022

В Сургутском районе прошел двадцатый бардовский фестиваль «Высокий Мыс»

После двухлетнего ковидного перерыва  фестиваль «Высокий Мыс» вновь встречал гостей – участников  одноименного бардовского фестиваля

В Сургутском районе прошел двадцатый бардовский фестиваль «Высокий Мыс»
617
12 минут

После двухлетнего ковидного перерыва  фестиваль «Высокий Мыс» вновь встречал гостей – участников  одноименного бардовского фестиваля. Организаторы подготовились основательно: на традиционной площадке возвели Бардовскую площадь, которая стала визитной карточкой фестиваля. Предусмотрели все. Тут и малые архитектурные формы, и тактильные указатели. Саму территорию озеленили, установили опоры освещения, скамейки, урны, сцену, арт-объекты, ограждения и даже выложили плитками тропиночную сеть. Любо-дорого посмотреть!

Такая лепота...

Но бывалые журналисты, посещавшие фестиваль в былые времена, немного с грустью вспоминали наивную деревенскую простоту и аскетизм прежней концертной площадки. Она в те годы представляла собой зеленую лужайку в обрамлении сосен, с рядами скамеек из неструганных досок, сцену со скромным деревянным настилом и навесом. А еще ту невероятную атмосферу, в которой каждый друг, товарищ и собрат по песне. Вспоминали, как несколько часов добирались до маленькой деревушки на стареньком теплоходе «Заря», других-то дорог до нее не было.

Почетных гостей, как сейчас принято говорить – хедлайнеров, нередко забрасывали на вертолетах. А журналисты отправлялись на фестиваль, как в командировку, и две ночи спали в детском саду, ибо гостиниц в Высоком Мысе не было и в помине. Особо дальновидные прихватывали с собой спальные мешки,  но в основном пишущая братия, привыкшая к спартанским условиям, вполне комфортно спала на детских матрасиках прямо на полу. Впрочем, романтики были вовсе не прочь провести ночь в походных условиях – у костра. Но главными на этом фестивале были и остаются гитара, песня и единение душ. И все это на фоне северной природы, которая притягательна своей негромкой, неброской, но такой милой сердцу красой.

Но все это лирика, а реальность такова, что в этот раз никаких открытых костров, только мангалы, казаны и специальные печи – безопасность превыше всего. Хотя, если честно, за все годы существования фестиваля не было ни одного ЧП. Но эти ограничения ничуть не умаляли прелести фестиваля, ведь он собирает людей с особым характером: бардов, поэтов, романтиков, странников и артистов по натуре, людей влюбленных в дорогу, в природу.

На двадцатый праздник бардовской песни съехались почти пятьсот музыкантов, все – победители и участники фестиваля прошлых лет.  Как невиданные огромные тропические цветы играли всеми красками палаточные биваки, дым от мангалов стлался над деревушкой, аромат шашлыков дурманил и манил. Некоторые умудрились прихватить с собой специальные печи и казаны, в которых томился рассыпчатый  плов. И повсюду звенели гитары. Пели соло и дуэтом, хором, под аккомпанемент и а капелла, не всегда попадая в ноты, зато громко и от души.

А были и настоящие виртуозы, настолько артистично исполнявшие дворовые и даже мультяшные песни, что сразу и не подумаешь, что перед тобой  чиновник, руководитель серьезного управления, которому по сану полагается быть благоразумным и чинным. К примеру, так заряжал свою команду  «Архитекторы»  директор УКСа Сургутского района Микаил Асадуллаев. Он, к слову, не новичок на фестивале и считает, что песня и впрямь строить и жить помогает.

– Хорошая веселая компания, дружный коллектив: как поем так и работаем, – смеется Асадуллаев.

– Когда с гитарой сдружились?

– О! Гитара – это сложно. Мне было двенадцать лет, когда я впервые взял в руки инструмент. Я брынькал целыми днями и очень расстраивал этим маму. Она считала игру на гитаре бесполезной тратой времени и была категорически против моих пассажей, а я брынькал, брынькал и добрынькался до каких-то возможностей. Лет в шестнадцать я своей  гитарой начал охмурять девчонок (смеется). А сегодня сплачиваю коллектив, укрепляю добрые взаимоотношения и дружбу. А если серьезно, все рождалось не на пустом месте: у меня было достаточно музыкальная семья, хотя все без особого образования. У меня замечательно поет брат, и вообще мы все очень любим песню. Я сейчас про коллектив! – подчеркнул Микаил Асадуллаев.  

Команда «Лепота» сельской администрации Солнечного оформила свой палаточный лагерь в традиционном русском стиле. Кто-то даже умудрился привезти цветы в горшках, которые привнесли в походный палаточный быт домашний уют, а пышный куст с вызревающими болгарскими перцами никого не оставлял равнодушным. Каждого гостя тут встречали хлебом-солью, а вернее – пышными вкусными блинами, любезно приглашали к щедро накрытому столу.  

– Мы участвуем в фестивале и в туристическом слете на протяжении многих лет, наши сотрудники с удовольствием приезжают в Высокий Мыс, – рассказала первый заместитель администрации сельского поселения Елена Лениш. – Здесь прекрасные пейзажи, чистый воздух, великолепная аура – дружелюбная, я бы сказала, артистичная. Нам эта традиция нравится, конечно же, к нам в коллектив приходят новые люди и с удовольствием участвуют в этих мероприятиях. Скажем так, ловят эту волну. Многие – люди творческие позитивные, активные. И всегда рады выехать на природу, отдохнуть, оздоровиться, пообщаться в неформальной обстановке.

 Что ж, чиновники тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. Но, по словам Елены Лениш, главное, что подобные неформальные взаимоотношения укрепляют коллектив, что положительно сказывается в работе, люди лучше узнают друг друга, раскрываются с новой стороны.

Точки притяжения

Кстати, особенность нынешнего мероприятия не только в том, что оно проводится осенью. Параллельно с фестивалем в Высоком Мысе в этот раз провели профсоюзный туристический слет, в котором приняли участие одиннадцать первичных профсоюзных организаций – это около 130 участников. В состав входят все администрации поселений, отраслевые органы, муниципальные учреждения.

– До пандемии встреча первичных организаций, которые находятся в объединенном профсоюзе, проходила ежегодно. Потом был двухлетний перерыв. В этом году бардовский фестиваль перенесли на осень, и мы приняли решение решили совместить его со слетом. Тем более что формат фестиваля позволяет проводить подобные мероприятия, – пояснила председатель объединенной профсоюзной организации работников администраций Сургутского района Людмила Жданова.

В рамках слета состоялись презентация визитных карточек и «Веселые старты». И все же точкой притяжения стала новая Бардовская площадь.

Глава Сургутского района Андрей Трубецкой отметил, что строительство площади началось два года назад. В прошлом году она уже была готова к приему участников фестиваля, однако ковид внес свои коррективы. Зато жители  деревеньки по достоинству оценили ее преимущества. Уютно, комфортно, современно. Не хуже, чем в городе.  

– Площадь стала местом притяжения, а не просто визитной карточкой поселка. Здесь можно не только с интересом, но и красиво провести время, – добавил Трубецкой. – Если говорить о других проектах событийного туризма, которые реализуются в Сургутском районе, то это – Малая и Большая археотропы на Барсовой горе, а также музей. В музей под открытым небом превратится деревня Русскинская. Там будет этностойбище, причал с лодочками, обустроенный остров, на который можно будет сплавать, посмотреть. Более того, там шикарный музей Ядрошникова. То есть будут три опорные точки туризма: Высокий Мыс, Барсово, Русскинская.

Надо отметить, что фестиваль «Высокий Мыс» давно облюбовали сургутские байкеры. Но в этот раз их было буквально по пальцам пересчитать. Не потому, что пропал интерес. Скорее всего, сыграл свою роль тот факт, что мероприятие традиционно проводилось в конце июня, но в этот раз его перенесли на сентябрь, и многие просто не сориентировались. У властей Сургутского района, к слову, свои планы на этот счет, чем поделился Андрей Трубецкой.

– Один из глав предложил проводить не только бардовский фестиваль, но и слет байкеров. Эта тема требует всестороннего обсуждения. Байкеры – народ неспокойный. Но идея прозвучала, и глава поселения  Высокий Мыс ее поддержал. Байкеры постоянно приезжают, вот и сейчас движется колонна из Сургута, надеемся что они будут вести себя культурно и мирно, – добавил глава Сургутского района.

 Еще одной точкой притяжения стала  многофункциональная спортивная площадка. Это по сути современный стадион с противоскользящим травмобезопасным резиновым  покрытием, где можно погонять футбол, сыграть в баскетбол, волейбол в любое удобное время. Тут же организована воркаут-площадка с уличными силовыми тренажерами. Их установили под навесом, так что непогода любителям не будет помехой. На этой площадке в этот раз в рамках фестиваля прошли «Веселые старты». Спортивные состязания любого уровня – это победа  сильнейших, но здесь как всегда победила дружба, потому что  дипломантами стали все команды-участницы.   

Бардовская песня будет жить

Выступление известного музыканта и исполнителя – артиста Юрия Лозы – все ждали с нетерпением. И бард не обманул ожиданий участников и гостей фестиваля.  

Впрочем, не стоить перечислять, что именно исполнил артист. Для пишущей братии куда более важно было побеседовать с ним. И такую возможность Юрий Лоза предоставил, несмотря на плотный график.

Он, как всегда в ироничной манере, откровенно выразил свою точку зрения на современных исполнителей.

– Иногда кажется, что некоторые исполнители лишились зубов, но не выплюнули их. Почему? Потому что говорить им нечего, смысла никакого нет, донести нечего, и они пытаются за счет манеры донести скудоумие и слабость текста.

Лоза признался, что не любит массовые мероприятия, на которых собираются десятки, а то и сотни тысяч зрителей.

– Эти фестивали пошли с Запада, тот же Вудстокский фестиваль шестьдесят девятого. Там собралось около 400 тысяч народа. А что в этом хорошего?! Колонки там что-то хрюкают далеко, никто ничто не разберет. Да это и неважно: все обдолбленные, обкуренные, а как, извините, справить нужду, как вырваться из этого скопища? В общем, где стоят, там и туалет, именно так. Что в этом хорошего? Ну и то же «Нашествие», в 70 тысяч. Я об этом сказал, рокеры меня никуда не приглашают. Ладно. Но!  Я говорю: «Ребята у вас голова есть: в русском языке слово «нашествие» ассоциируется с чем-то негативным – завоеванием, нашествием саранчи, нашествием монголо-татар. Но почему вы не назвали фестиваль нормально, по-человечески»?   

Впрочем, из его уст не раз прозвучала и самокритика. 

– Я не раз участвовал в корпоративных мероприятиях, и надо знать, что там артисты являются неким фоном. У меня были случаи, когда ни одна голова не поворачивалась в сторону артистов. Ну прыгают там люди, что-то поют... Помню, выступал я на одном таком мероприятии, мне отвели уголочек между двух колонок. Я пою, и вдруг все хором встают и уходят. Оказывается, что приехал ну очень важный начальник. И я спел две песни для сырных тарелок, салатиков, солений, копченостей.

 И все же Лоза считает себя самым «крутым артистом в мире». И тут же пояснил – почему.

– Три года назад меня пригласили в Казахстан на открытие гольф-клуба. Меня везли через Узбекистан, встретили на белом шикарном мерседесе.  А команду собрали – мы называем ее в эстрадном цехе «скрипка, бубен и утюг». Был я, мужик с аккордеоном, балетная пара, джазовое трио и цыгане. Зашибись. Совершенно неубиваемый проект. Нас ведут в бунгало, и тут прибегает администратор, говорит, что приехал Назарбаев, режим секретности. И нас загоняют в комнатку без окон, там два дивана, стол, тарелка изюма и туалет. Мы просидели несколько часов. Потом начался концерт, я его открывал, выскочил такой радостный, гости сидят за столами, в центре Назарбаев. Он поднимает руку и спрашивает: «Ты знаешь песню «Очарована, околдована»?  «Неа», – говорю. «Езжай домой», – отвечает Назарбаев.  И меня через две границы на белом мерседесе... Ну,  кому еще платили бабки за то, что не знает песни? Никому!

Юрий Лоза  уже несколько лет не дает сольные концерты, но от этого его популярность не уменьшается. Поклонники творчества певца до сих пор распевают его «Плот», «Я умею мечтать» и десятки  других композиций, которые как бальзам ложатся на душу. Ярлыков он не приемлет и не считает себя бардом, однако уверен:  бардовские песни  не канут в Лету.

– Было время, когда поэты собирали целые площади: Вознесенский, Евтушенко, Рождественский. В шестидесятые у нас суперпопулярен был джаз. Потом рокеры. Любой стиль с временем становится культовым. А бардовская песня, безусловно, будет жить, потому что те люди, которые ездили на бардовские фестивали, слушали Визбора, Кукина, Клячкина, Городницкого, передали это детям, внукам. Сегодня на эти концерты ходят семьями и передают любовь к этой музыке будущим поколениям, – заключил артист.

 ...Конкурсной программы в этот раз не было, но для участников был предоставлен свободный микрофон. А поздним вечером костры все-таки были зажжены. И впрямь какой же бардовский фестиваль без них? И песня не поется, и гитара не так звучит. Да и традиционный праздничный фейерверк под отсвет костра смотрится как-то иначе – я бы сказала: космически.

А песни звучали земные: о любви и дружбе, о фестивале и нефтяниках. О Севере: «Осень сыплется дождем, только мне он ни почем, ждет, зовет  меня тайга – даль великая, ты, избушка, не скучай, я приду, согрею чай, и с хозяином тайги чарку выпью я...»

  • Комментарии
Загрузка комментариев...
58,1006 56,4751 86.15
: 45 26 сентября 2022

онлайн подписка