58,8862 60,8953 112.55
Дождь 13°
Небольшой дождь 11°
Небольшой дождь 18°
: 45 23 мая 2022

Памяти Анатолия Нечушкина. Последнее большое интервью легендарного энергетика и патриота Сургута

Жесткий, властный, решительный, прямолинейный, талантливый, неудобный и даже неугодный для многих человек

Памяти Анатолия Нечушкина. Последнее большое интервью легендарного энергетика и патриота Сургута
10511
14 минут

Жесткий, властный, решительный, прямолинейный, талантливый, неудобный и даже неугодный для многих человек...


О нем написано столько, что сложно избежать повторов. Почетный энергетик, буквально осыпанный множеством регалий и наград, новатор, рационализатор – этот список можно долго перечислять. Но за трескучими официозными фразами не увидеть личности, а потому я решила рассказать не о почетном энергетике, талантливом изобретателе и руководителе, стоявшем у самых истоков создания энергетического гиганта в Сургуте, а о человеке, живущем рядом с нами. О человеке сомневающемся, переживающем, размышляющем, болезненно отзывающемся на все, что происходит рядом с ним и в городе, в котором прошла вся его жизнь.

Иные ценности

Шла на встречу с юбиляром, распланировав беседу едва ли не по минутам, а переступила порог квартиры Нечушкиных и поняла: здесь уже заготовлен свой сценарий.

Мы беседовали в небольшой комнате, заставленной рассадой, даже пианино пригодилось на такой случай. Скромное жилище удивило, и вопрос вырвался непроизвольно:

- Как же так, Анатолий Федорович, при таком почете и должностях были, можно было бы и хоромы заиметь…

И осеклась, напоровшись на суровый, из-под кустистых бровей взгляд:

- Вы, что же, во дворце живете? То-то! Да, я мог бы накупить килограммы золота, обвешать жену бриллиантами, сидеть на золотом унитазе и есть золотой ложкой. А какой в этом смысл?! Ну, две квартиры, две дачи, два, три автомобиля – дальше что?! Это гибельный путь. Мое богатство – вот оно! - Анатолий Федорович подвел меня к книжным стеллажам. – Вот Большая советская энциклопедия, это научная литература, а это энциклопедии по изобразительному искусству: Микеланджело, Леонардо да Винчи… Это вечное, а не золотой унитаз. Наше поколение уходит, а вот как наши внуки будут жить – не знаю. Мы войну пережили, у нас иные ценности…

Война… Толику девять лет, а потому он помнит все: и как застыло в немом горе родное село от страшного известия, и как провожали односельчан. Фронт не докатился до Тамбовщины, но воздушные бои тамошним жителям наблюдать приходилось не раз.

В эти первые страшные дни войны детвора в одночасье посуровела, построжала, на ее неокрепшие плечи свалились совсем недетские заботы. И вряд ли они тогда понимали, что навсегда простились с детством. Отцы, братья - на фронт, матери - сутками на колхозных полях, у заводских станков… В это суровое военное лихолетье впряглись в тяжкий труд взрослых мальчишки и девчонки, коим и двенадцати порой не было. Недоедали, недосыпали и работали, работали…

Самое страшное воспоминание – голод. Бывало такое, что семья голодала по три дня. Нечушкин говорит об этом спокойно, и лишь подспудно, каким-то шестым чувством ощущается незатухающая боль за детство, обожженное войной.

- Мы были настолько мастеровитые, что в свои небольшие лета могли по хозяйству практически все. Отец мой был старым моряком, служил на Дальнем Востоке еще в царское время – с 1905 по 1912 год. Его крейсер базировался в бухте Ольга. Он побывал во многих странах мира: Японии, Китае, Австралии… Дослужился до звания унтер-офицера, командовал в машинном отделении крейсера, был грамотным человеком, потому что матросов во флоте в царское время зимой отправляли на учебу. Когда он вернулся после демобилизации домой, то был первым парнем на деревне – завидный жених! Присмотрел мою будущую маму и вскоре женился, – рассказывает Анатолий Федорович.

Семья у бывшего моряка была большая - одиннадцать детей! Однако свой юбилей Анатолий Федорович встречает лишь с младшей сестрой. Говорит об этом Нечушкин с философским спокойствием мудреца: время неумолимо, с ним не поспоришь. Да и о чем говорить, если ему, одному из младших в семье сыновей, сегодня - 85. Восемьдесят пять!

Науки юношей питают

После войны семья Нечушкиных перебралась в Куйбышев (ныне – Самара). Город был напичкан военными заводами. Анатолию в сорок шестом году уже четырнадцать. Он окончил семилетку и поступил в Рождественский сельскохозяйственный техникум.

- Почему выбрал этот техникум? Да там стипендия была, хоть и мизерная, но все же… Рождествено, где располагался техникум, было на противоположном от Куйбышева берегу, мы переправлялись туда на лодках, и однажды я чуть не утонул. Но, как видите, остался жив, значит, кому-то это было нужно (смеется).

За первый курс техникума смышленый паренек освоил практически всю программу десятилетки, учился настолько хорошо, что ему в качестве поощрения выделили одну сотку земли. Студент по-хозяйски распорядился участком, посадив на нем картошку. И с чувством исполненного долга укатил на летних каникулах в Куйбышев.

А возвращаться обратно желания не было, и Анатолий, недолго думая, бросает учебу в техникуме и поступает в вечернюю школу. Его приняли в девятый класс.

- Эх, жаль, что мне никто тогда не подсказал сдать экзамены за десятый класс экстерном, пришлось вновь все проходить, - сетует Анатолий Федорович.

Но что ни делается, все к лучшему: ему эти знания пригодятся позже, а тогда шестнадцатилетний парень одновременно устраивается на военный авиационный завод. Совсем еще мальчишку приняли на работу контролером цветных сплавов.

- Цветные сплавы – это элитные материалы, ответственность огромная. В мои обязанности входило взять пробу и сдать в центральную лабораторию завода. Там материалы проходили тщательную проверку на соответствие по техническому, химическому составу, на механические и электротехнические свойства материала. Затем специалисты давали заключение. Я прикреплял к заключению отобранный на анализ материал и отправлял на склад. Вот вспоминаю сейчас все это и понимаю, что тогда от меня, пацана, зависело самолетостроение.

В судьбе не бывает случайных встреч, и лишних тоже. Каждая оставляет свой след, но лишь какая-то одна может стать судьбоносной. Такая встреча произошла в самом начале пути, когда Анатолий пришел на завод. Возглавлял бюро контроля, куда устроился парень, пожилой, интеллигентнейший человек с академическим образованием, потерявший в войну всех родных и близких. В жизни Анатолия он стал не просто наставником - он дал ему путевку в жизнь. Главный контролер завода в перерывах посвящал юношу в науку, рассказывая о квантовой механике, сопромате, высшей математике.

Парень впитывал знания как губка, они давались ему легко, запоминались влет. Он спешил жить, спешил учиться, пользовался каждой минутой. До завода ему приходилось добираться полтора часа, и это время переезда он отдавал чтению. Записался на курсы рисования, а через два года, окончив десятый класс вечерней школы, решил поступать в авиационный институт.



На «тройку» не согласен!

Однако на математике, которую знал на «отлично», срезался. Оказывается, Анатолий умудрился вывести формулу методом, которому в школе не обучали. Причем результат был верный, но молодой аспирант, принимавший экзамен, поставил «тройку». Это был крах: с «тройкой» студент лишался стипендии.

Нечушкин направляет свои стопы в инженерно-строительный институт. Вторым потоком сдает экзамены, плюс рисование. И вновь «тройка»! Ну, это уже какой-то заговор, решил Анатолий. Упорства юноше было не занимать, и он направляется прямиком в деканат. Назначили комиссию, разобрались, и вот она - справедливая «четверка».

- Тот аспирант мне сказал: ладно, учись, но знай – инженера из тебя никогда не выйдет.

Преподаватель ошибся, и в этом он убедился спустя годы. А в тот 1950 год, когда Нечушкин стал студентом, в стране, еще не оправившейся от военной разрухи, взяли старт великие сталинские стройки. В Советском Союзе развернулось грандиозное строительство гидроэлектростанций: Каховской, Сталинградской, Новосибирской, на реках Восточной Сибири - Ангаре и Енисее. Стране как воздух были нужны гидростроители с высшим образованием, и по приказу Сталина Куйбышевский инженерно-строительный институт перепрофилируют в гидротехнический.

Все студенческие годы Анатолий продолжал работать на заводе диспетчером цеха, но уже в ночные смены. И это в восемнадцать-двадцать лет!

- Меня бросили на эту должность, как на амбразуру: не рассказали, не научили, не обкатали. Работай, как умеешь! А я вообще не знал, что мне делать и с чего начать. Где в собственном соку варюсь, где подсматриваю за более опытными работниками, где мне подскажут.

И опять Анатолию повезло, уже в который раз: его поставили работать под начало опытнейшего специалиста Владимира Васильевича Опретова, который взял под свое крыло молодого диспетчера. Опретов стал и наставником, и учителем для будущего энергетика, как в свое время руководитель бюро контроля цветных сплавов. Долгими ночными сменами Опретов натаскивал студента по чертежам и проектам, позволял ему выполнять домашние задания в цехе - благо, в кабинете была чертежная доска и принадлежности.

Дети войны – это поколение наособицу: они рано становились самостоятельными. Считалось великим позором, если взрослый детина сидел на родительской шее. В скудное послевоенное время студентам приходилось несладко: Анатолий на свою стипендию и заводскую зарплату умудрялся содержать семью. Денег хронически не хватало, а потому парень не брезговал никаким приработком. Разгружал по ночам вагоны с цементом, баржи на пристани на Волге.

Когда приходили баржи с арбузами – отбоя от желающих разгружать не было. Студенты – в первых рядах. Помимо денег, наемным грузчикам разрешалось взять с собой знаменитые астраханские полосатые ягоды. Нечушкин вспоминает, как он однажды, после разгрузки барж, по неопытности решил унести арбузы, порадовать семью. Выбрал два самых огромных, а с собой ни авоськи, ни мешка. Самонадеянно взяв их под мышки, Анатолий бодро зашагал домой. Но минут через десять понял, что далеко не унесет, отмотает себе руки.

– Дотащил я эти арбузы на одном упрямстве, - смеется Анатолий Федорович, - и на всю жизнь зарекся их таскать без сетки-авоськи.

Парень не чурался никакой работы и уже после второго курса института смог купить себе настоящий костюм, туфли. До сей поры у него была одна парадно-выходная форма: лыжный фланелевый костюм с пуговками на рукавах и маленьким замочком на горловине.

- Только генеральские сынки да дети партийных бонз носили костюмы, а мы, шантрапа, кто во что горазд. Зато спустя годы из нашей команды выросли министры, руководители трестов и проектных институтов. А одного заключенные на стройке в бетон закатали, видно, много на себя взял, как сейчас говорят, беспредельничал. А этот контингент такие вещи не прощает. Мстит жестоко. Да-а-а…. Всякое было.

Действительно, в жизни Анатолия Федоровича было много всякого: наживал он себе неприятности необычайно легко, а всему виной характер. Ему бы где-то и смолчать, да не из таковских. Свою правоту и точку зрения отстаивал, невзирая на чины и должности. Но мозолить глаза вышестоящему руководству не любил, тем паче выклянчивать что-то лично для себя. А возможности были. Достаточно сказать, например, что первого президента России Бориса Ельцина Нечушкин знал лично в бытность работы в Свердловске в Уральском отделении института «Теплоэлектропроект».

- Мы работали параллельно: я проектирую - он по моим проектам строит. Тогда все жили просто и дружно, не раз выезжали с ночевкой на природу. Ельцин был непривередливый в еде. С собой мы брали маленькую серебряную чарочку и вечером у костра распивали. И никто за Борисом не замечал излишнего пьянства. А потом меня командировали в Сургут, я занялся строительством ГРЭС, а он пошел вверх – сначала главным инженером строительного управления, потом треста, а потом ушел в обком партии. Мы ему, смеясь, говорили: Борис, так ты далеко пойдешь по партийной линии. Он только отшучивался, а потом раз – и президент!

Перед своим приездом в Сургут Нечушкин уже имел большой опыт проектирования и строительства тепловых электростанций. В 27 лет он был назначен на должность главного инженера проекта УралТЭПа, и его основными объектами были электростанции на Урале, а с 1964 года и в новом нефтегазовом районе Западной Сибири. В результате детальных исследований наиболее целесообразным пунктом размещения новой станции был выбран тогда еще рабочий поселок Сургут, вскоре ставший городом. Сюда и переехала семья Нечушкиных – Нина Николаевна, супруга Анатолия Федоровича была верным соратником и спутником его жизни.

Энергосистему создавали надежные люди

И четыре года – с 1964 по 1968 годы – А.Ф. Нечушкин руководил работами по разработке технико-экономического обоснования и проектного задания. Название будущему гиганту энергетики всей Западной Сибири – Сургутская ГРЭС – было выбрано главным инженером проекта Анатолием Федоровичем Нечушкиным. Уже в августе 1968 года - то есть почти полвека назад! – он был назначен главным инженером дирекции строящейся Сургутской ГРЭС с одновременным исполнением обязанностей директора.

Спустя всего лишь три года – а какими трудными и протяженными они были для создателей станции! – 22 декабря 1971 года был поставлен на холостые обороты первый турбогенератор пускорезервной ТЭЦ мощностью 12 МВт. Еще через два месяца, в феврале 1972 года, произошел пуск первой ГРЭС.

Стройка была объявлена Всесоюзной ударной комсомольской. В год вводилось по два энергоблока - таких темпов строительства, монтажа и наладки оборудования энергоблоков 210 МВт практика энергостроительства еще не знала.

А в 1982 году было создано управление строительством Сургутской ГРЭС-2 – началось сооружение тепловой электростанции, крупнейшей не только в нашей стране, но и второй в мире - по установленной мощности и по годовой генерации, а также самого крупного про­извод­ите­ля электричества в России, работающего на природном и попутном нефтяном газе.

В напряженное время пусков блоков тысячи и тысячи энергостроителей съезжались в Сургут. Приходилось «не вылезать» со станции по 12-14 и более часов, рабочая комиссия, председателем которой был А.Ф. Нечушкин, трудилась без отпусков и выходных. Как и энергостроители, как и сами энергетики.

Ох уж этот Нечушкин!

Есть в семейном архиве Нечушкина письмо, которым он гордится особо. Оно из правового департамента МИД РФ: «Уважаемый Анатолий Федорович! Хотели бы выразить Вам благодарность за проявленный интерес к вопросам установления внешних границ континентального шельфа РФ и направления в МИД РФ копии статьи «Континент на дне океана» из журнала «Курьер», где приводится пример с водружением в 1967 году флага США губернатором Флориды Кларком Кирком на морском дне, у побережья своего штата. Полученная информация будет учтена в нашей работе по данной проблематике. С уважением, заместитель директора правового департамента МИД РФ Е. Загайнов».

- Суть заключается в том, что США таким образом приобщали морскую территорию - и не только в границах своего государства. Этот вопрос долго обсуждался в ООН, тем не менее, все это было проглочено миром и принято. Я указал на это после того, как Артур Чилингаров совершил экспедицию на Северный полюс на дно океана. Ученые отобрали пробы, которые показали, что шельф является континентальной платформой, то есть входит в состав территории России. Я по телефону разговаривал с работниками МИДа, и мне пояснили, что коль есть в мире прецедент, то он может служить примером или оправданием для подобных случаев. Я думаю, что они там уже все решили и без этого журнала, тем не менее, меня поблагодарили за предоставленную информацию, - пояснил Анатолий Федорович.

Ей-богу, этому беспокойному человеку до всего есть дело. Он никогда не жил для себя и сегодня продолжает жить тревогами и заботами города, который стал для него родным. И как ни пафосно звучит – заботами страны. Другой на его месте давно бы махнул рукой на все и выращивал тихо-мирно гигантские тыквы да томаты. Благо ума и таланта не занимать: на своей даче Анатолий Федорович творит чудеса.

Но в нем продолжает жить дух созидателей и бунтарей-шестидесятников, а таких не сломить, не запугать, ведь характер этого поколения выковала война.

Анатолий Федорович Нечушкин отмечен правительственными и ведомственными наградами. Заслуженный энергетик Российской Федерации. Большой энергетике страны Анатолий Федорович отдал 46 лет, 37 из них – сургутским ГРЭС-1 и ГРЭС-2. Имеет рацпредложения, изобретения и печатные труды, которыми пользуются энергетики всей страны. Экономия от его рацпредложений исчисляется десятками миллионов долларов. Награжден знаками «За заслуги перед округом», «За заслуги перед городом».







  • Комментарии
Загрузка комментариев...
58,8862 60,8953 112.55
Дождь 13°
Небольшой дождь 11°
Небольшой дождь 18°
: 45 23 мая 2022

онлайн подписка