60,3164 61,1615 96.65
Частично облачно 23°
Дождь, Частично облачно 19°
Частично облачно 18°
: 45 10 августа 2022

Генеральный директор ПАО «Сургутнефтегаз» 28 мая отмечает день рождения

Владимиру Богданову сегодня исполнился 71 год

Генеральный директор ПАО «Сургутнефтегаз» 28 мая отмечает день рождения
9916
15 минут
Владимиру Богданову сегодня исполнился 71 год. Одну из крупнейших нефтяных компаний страны Богданов возглавил в 1984 году в возрасте всего 33 лет.
Сегодня Сургутнефтегаз - в пятерке крупнейших частных компаний России, а Владимир Богданов удостоен одного из самых почетных званий страны - Героя труда. Он также является заслуженным работником нефтяной и газовой промышленности РФ, лауреатом Государственной премии России в области науки и технологий, а также почетным гражданином Сургута, Сургутского района, ХМАО - Югры, Тюменской и Ленинградской областей.
В день рождения самого известного сургутянина редакция «СТ» решила опубликовать статью Екатерины Логиновой о Владимире Леонидовиче, вышедшую в печатной версии нашего издания год назад.

По профессии – буровик

Есть на юге Тюменской области село Суерка. Расположено оно в Упоровском районе, имеет 400-летнюю историю и богатые православные традиции. В этом краю и провел свое детство Владимир Богданов.
Отец Владимира – Леонид Андреевич – был трудолюбивым человеком. Но селян в нем удивляло другое – внутренняя культура. Потому что диапазон его интересов распространялся далеко за пределы сугубо сельскохозяйственных забот. Не получив «верхнего» образования, считал, что сын непременно должен окончить институт. Многие выпускники после окончания средней школы поступали в вузы. В том числе и Владимир Богданов.
Профессию он выбрал сразу. В 1960-х годах газеты и радио обрушили такой поток информации в сердца и умы молодых, что многие поддались романтизму и привлекательности нефтяных профессий, которые требовались при освоении Крайнего Севера. Он легко поступил в Тюменский индустриальный институт на специальность «буровик».
Студенческие годы пролетели в полном напряжении, в постижении наук, в маленьких и больших открытиях, в познании первой любви… На студенческой свадьбе Богданова гулял чуть ли не весь пятый курс. Деньги жених заработал на преддипломной практике в Тарко-Салинской геологоразведочной экспедиции. А после вручения диплома (по специальности «Строительство глубокой разведочной скважины». Дипломную работу он защитил на «отлично») – первый рабочий адрес: Нижневартовск.
В ряду очень важных, тяжелейших проблем первоначального этапа освоения нефтяных месторождений Среднего Приобья «кадровый голод» был, пожалуй, самым острым. Профессионалов катастрофически не хватало. Некоторые руководители принимали бурильщиков в штат только вместе с вахтой, которую тот должен привезти с прежнего места работы. Тем не менее свежеиспеченных молодых специалистов – выпускников Тюменского индустриального института, что называется, не ждали с распростертыми объятиями.
Заместитель начальника по общим вопросам Нижневартовского УБР-1, едва взглянув на пополнение, исчез в неизвестном направлении. А двое ребят так и остались стоять с рюкзаками. До вечера. Пока не появился главный инженер – Александр Викторович Усольцев. Он-то и разместил их… в своем кабинете… на стульях.
Именно эта встреча во многом определила дальнейшую судьбу Владимира Богданова. До конца жизни Александр Усольцев останется для него и руководителем, и учителем, и другом, и соратником в такие разные годы последней четверти ХХ столетия.
Вчерашнего студента направили помбуром в бригаду Геннадия Левина. Имя этого бурового мастера уже гремело на всю страну. Непобедимая в трудовом соперничестве бригада каждый год устанавливала новые рекорды.
Бригада новичком была довольна. Хоть Богданов и не отличался богатырским телосложением, однако наравне с другими таскал 50–70-килограммовые тяжести, работал до седьмого пота, постигая принятые в коллективе нормы и ценности, старался вникнуть во все тонкости технологии бурения скважин.
Очень быстро молодому помбуру доверили вахту, а вскоре и вышестоящее руководство пришло к выводу, что молодой буровик вполне готов для самостоятельной работы. Владимир Богданов прошел все рабочие ступеньки в буровой бригаде, весьма толково решал инженерные задачи, стал перспективным специалистом.
Дальше начался стремительный рост: начальник смены ЦИТС (центральной инженерно-технологической службы), главный технолог, заместитель начальника управления по бурению, заместитель генерального директора производственного объединения по бурению, зам. начальника главка по бурению, а в 1984 году – генеральный директор производственного объединения «Сургутнефтегаз». Все это практически в течение десяти лет.

«Генерал»

Буквально через год после вступления Богданова в новую должность Сургут посетил Генеральный секретарь ЦККПСС Михаил Сергеевич Горбачев. Молодой «генерал» сопровождал его по выставке, устроенной на территории одной из производственных баз.
Он волновался, весьма подробно рассказывая о том, что используется на нефтяных промыслах из отечественного оборудования. Сетовал на его низкое качество. Говорил о зарубежных аналогах, подчеркивая их дороговизну. И тут же пытался убедить, что средства на их приобретение следует непременно изыскать. Чтобы иметь больше нефти.
А еще через год произошло непредвиденное: в результате аварии нефтяные промыслы отключили от электроэнергии. Последствия подобной аварии в полной мере могут оценить только специалисты. Богданов в те дни практически жил в своем кабинете, пока положение не стабилизировалось. Возможно, именно тогда у него впервые возникло желание иметь автономное электроснабжение на промыслах.
В Сургутнефтегазе стали не только добывать попутный газ в качестве углеводородного сырья. В 1999 году на отдаленных месторождениях (Тянском и Канитлорском) были пущены в эксплуатацию первые в России газотурбинные электростанции. Бывший газоперерабатывающий завод, построенный японцами в середине 80-х, в третьем тысячелетии стал структурным подразделением Сургутнефтегаза. В результате утилизация попутного нефтяного газа вплотную приблизилась к ста процентам (!).


 Из интервью с Богдановым, 1989 г.:
– Легче или труднее стало работать в нынешних условиях?
– Никогда работа генерального директора легкой не была! У нас громадный, разноплановый коллектив. И заботы в основном остались те же. Осложнились отношения с поставщиками, со смежными строительными организациями. Сегодня их у нас 1800. Как раньше я работал с 7:00 до 22:00–23:00, так и сейчас. Часов в сутках не прибавилось. Одни проблемы ушли, другие выплыли на первый план. По-моему, легче никогда и никому не будет. Это работа.
– Если бы вы стали министром, что бы попытались изменить?
– Самое плохое дело, когда кто-то из вышестоящих начинает влезать в дела подчиненных ему предприятий, поучать, указывать. Этого делать нельзя! Снизу лучше видно. Другое дело, если руководитель увидит рациональное зерно в новом деле и поможет его пробить в верхах, довести до логического конца. Сегодня много нововведений – законов, указов но, к сожалению, не всегда все продумано до конца. Введем какое-то новое положение, а потом начинаем придумывать, как с ним бороться... Считаю, что нужна персональная ответственность за все решения, которые принимаются. На любом уровне – от правительства и министерства до мастера и бригадира. Легче всего – шашку наголо и вперед! Нужно не только увидеть цель, но и продумать пути к ее достижению.
– Что вы любите делать?
– Работать. Люблю общаться с людьми в профессиональном плане. Люблю рыбачить. Только в Сургуте ни разу не пришлось. Дома, в деревне, бывает, выбираюсь на речку. Вообще больше всего люблю в деревне у родителей отдыхать. Читать люблю, но времени для этого очень мало остается. Хотя за прессой – периодикой – внимательно слежу.
– А чего не любите?
– Не люблю пустых фраз и общих рассуждений. Предпочитаю, чтобы люди четко и конкретно излагали свои мысли. Не люблю, когда время теряется попусту. Не зря говорят: время – деньги. Это – категория экономическая. И если на что-то потратил время, должен быть какой-то результат. Пусть отрицательный, но результат.
– У вас есть заветная мечта?
– Есть: чтобы каждая семья имела отдельную квартиру. Поверьте, это не пустая фраза! Я глубоко убежден, что каждый человек, работающий в наших суровых условиях, должен иметь все. Особенно в социальном плане.
Второе – здоровье людей. Мы уже многое сделали для нашей медицины и в строительстве, и в приобретении оборудования. Сегодня оснащенность наших больниц и поликлиник значительно выше, чем у других. А это значит, что нашим людям не придется мотаться в Москву, Тюмень. Они смогут пройти полное обследование в Сургуте.
Ну и спорт. За последние годы мы много сделали в этом направлении. К примеру, плавательные бассейны в Сургуте и в Лянторе. Конечно, этого мало! Надо набирать темпы. Слишком много накопилось проблем. Но нельзя не признать, что сдвиг все-таки большой.
Богданов добился, чтобы профилактикой здоровья сибиряков все-таки стали заниматься всерьез. Рядом со стареньким профилакторием появился санаторий «Кедровый лог», построенный по инициативе и на средства нефтяной компании «Сургутнефтегаз». Его торжественно открыли в ноябре 2000 года, а первыми пациентами стали ветераны-нефтяники, которые прошли здесь курс лечения совершенно бесплатно. Событие это на первый взгляд парадоксальное. Ведь в регионах с более мягким климатом в те годы санатории не строили, а тут на севере появляется великолепная здравница, оснащенная по последнему слову медицинской техники, где пьют целебную сибирскую воду и лечатся целебными сибирскими грязями ежегодно более шести тысяч северян.
Казалось бы, зачем это Богданову? Предприятие вступило в рыночные отношения, страна от недостроенного социализма развернулась к капитализму, и тут требуются совершенно иные подходы к распределению капитала. Но у генерального директора «Сургутнефтегаза» в понятие «капитал» вмещаются не только финансы, не просто производственные мощности, запасы сырья и прочее.
Для него основа капитала – это люди. Потому что именно человек, его интеллектуальные и физические возможности предопределяют успех любого дела. Он это понимает и делает для своих специалистов все, от него зависящее. Во время открытия санатория он сказал:
– Недаром говорят: «Здоровье не купишь». Учитывая условия Западной Сибири, когда природа и погода не балуют, когда труд – нелегкий, особенно на промыслах, думаю, вложение средств в человека будет достаточно эффективным. Отдача от этого несоизмерима даже с инвестициями в новые технологии, потому что техника и технологии без интеллектуального потенциала специалистов – просто груда железа. Тем более что эти средства человек заработал. Надеюсь, таких медицинских учреждений будет больше, и, может быть, даже лучше.
Санаторий нефтяников стал знаковым явлением не только для жителей региона, но и для всей России. А сургутяне и сейчас считают его социальной «изюминкой города».

Своя точка зрения

Шла перестройка – самое ужасное и трудное для страны время. Добыча нефти буквально за несколько лет сократилась на сто миллионов тонн. Цены на нефть на мировом рынке упали. Экономика страны разваливалась на глазах…
Когда «Сургутнефтегаз» акционировался, Богданов отстоял свое право зарегистрировать нефтяную компанию в городе, а не в Москве, как это сделали нефтяники соседних территорий. При переходе на новые экономические рельсы еще многие не понимали, чем закончится это неординарное решение. И вообще не понимали, почему Владимир Леонидович делает не так, как все. Он же, досконально разобравшись в сложнейшем этапе политического и экономического реформирования, объяснял свою позицию нам, журналистам, зачем, для чего и для кого он все это делает: для коллектива, для города, для округа. Чтобы выжить и развиваться дальше.
У Богданова на все существует своя точка зрения. Приватизацию энергетических объектов, в том числе и нефтяных, он воспринял без восторга. Считал, что государство в очередной раз обманет нефтяников. Когда раздавался хор за повышение цены на нефть, голос Богданова звучал соло. Он – против. Понимал: это приведет к новому витку инфляции, от которой никому лучше не станет, в том числе и добытчикам ценного углеводородного сырья.
…Итак, Советский Союз распался на несколько независимых государств. Многие предприятия, ранее обеспечивавшие промышленные отрасли (в том числе и Западную Сибирь), оказались за пределами России. Хоть и в ближнем, но все-таки зарубежье. Помню, «Сургутнефтегаз» в те годы закупал где мог оборудование, трубы различного назначения, технику, запчасти, строительные материалы...
Делалось это для того, чтобы обеспечить на ближайшее туманное будущее некоторую перспективу для своего коллектива. Естественно, насколько это было возможно в период развала государственной экономики, когда привычные вертикальные связи разрушены, а горизонтальные еще не родились. Богданов и его команда занялись установлением горизонтальных связей. Благодаря напряженной работе у «Сургутнефтегаза» было меньше простоев, чем в других нефтяных предприятиях Среднего Приобья. Намного лучше обеспечивались тылы, четче обозначались рельефы будущего. Здесь по-прежнему добывали, строили, бурили...
В противовес соседям Богданов укреплял проходческие службы. Коллектив постоянно рос на сотни, а то и на тысячи человек. Даже новые структурные подразделения появлялись. Одно из них – Управление поисково-разведочного бурения (УПРР), которое возникло в результате перестройки. Решение не для слабонервных. Дело в том, что в середине 90-х годов, когда экономические реформы, пройдя через лабиринты экспериментов, зашли в тупик, одними из первых пострадали геологоразведочные предприятия.
Информация о недрах всегда была дорогостоящей. Обнищавшая Россия уже не могла оплачивать свое будущее. В результате крупнейшее в бывшем СССР объединение «Обьнефтегазгеология» развалилось. Чтобы удерживать добычу на должном уровне, требовалось восполнение запасов, то есть поиск новых нефтяных месторождений.
Тогда-то Владимир Леонидович и издал приказ: создать собственное геологоразведочное управление! Первопроходцы Салманова пятьдесят с лишним лет назад и не мечтали, что на службе у геологов окажутся добротные, удобные в эксплуатации буровые установки, современная техника, спутниковая связь с диспетчерской управления и телевидение на десятки программ, компьютеры, белые простыни в теплых вагончиках, столовая. Те, первые, и мерзли, и вкалывали, часов не наблюдая, и в палатках жили, еду на костре готовили...
Под началом Богданова Сургутнефтегазу удалось выйти на небывалый объем бурения – и эксплуатационного, и разведочного, в котором создан необыкновенный сплав науки и производства. Уже через три года запасы нефтяной компании приросли на 25 млн тонн (!).
Богданов первым создал в своем объединении сначала отдел, а затем фирму по работе с зарубежными странами. В Сургут стали приезжать специалисты со всего мира. Искали контакты, пытались заключить выгодные для себя сделки. «Сибирский затворник» не пресмыкался перед иноземцами, в рот им не заглядывал. Переговоры вел только с теми, в ком сам заинтересован и кто мог принести реальную пользу. С руководителями некоторых фирм установил тесные личные контакты. Всегда гордится, что специалисты его команды ничуть не хуже, а в чем-то даже превосходят американских.
Теперь Богданов знал это наверняка, потому что выезжал за рубеж, знакомился, сравнивал, оценивал. Хотя в техническом отношении (и в этом он тоже убедился воочию) российские нефтяники отставали на десятилетия. Поэтому старался приобрести все новое, за что было способно заплатить акционерное общество. Началась повсеместная автоматизация и компьютеризация промыслов. Была создана единая система учета, движения и контроля над основными производственными фондами, стоимость которых оценивалась триллионами рублей.

 Из итоговой пресс-конференции 2001 года:
– На протяжении последних пяти лет больше, чем Сургутнефтегаз, в нефтяном комплексе никто не вкладывает средств. Мы только в этом году вложили 43,7 млрд рублей. Инвестиции эти идут не только в сферу производства, но и на человека. Ведем строительство новых объектов социальной сферы – это жилье и объекты соцкультбыта, поддерживаем действующую инфраструктуру. Вкладываем в людей, которые у нас трудятся, как в плане оздоровления, так и в плане обучения. Почти 2700 человек учатся по нашим направлениям в вузах! Прибавьте к этому поддержку пенсионеров и малоимущих, благотворительность и прочее. Это тоже инвестиции.
 

Олигархом никогда не был

Один из лучших коллективов страны Владимир Богданов возглавляет без малого сорок лет. Менялись руководители министерства, главы правительства, президенты. Но кто бы ни становился у руля верхних эшелонов власти, мнение о генеральном директоре Сургутнефтегаза остается по-прежнему однозначным, а уровень уважения с годами только растет. Знаю из достоверных источников, что его неоднократно звали работать в Москву, в министерство. Не соглашается, отвечает, смеясь: здесь моя родина, здесь мое дело.
С годами политических амбиций у этого человека так и не появилось, хотя Владимир Леонидович хорошо разбирается в большой политике. Именно государственное мышление помогло благополучно пережить дикую инфляцию, затем не менее дикую приватизацию, дефолт, смену партий, правительств… И во все времена он был нужен государству… Людям этого государства. Прежде всего, конечно, сибирякам. К коим принадлежит по роду-племени.
То, что Владимир Леонидович сделал из бывшего объединения «Сургутнефтегаз», а вместе с ним для города и округа, для людей, живущих на этой территории, никакой оценке не поддается. Напомню, 19 марта 1993 года постановлением Совета Министров РСФСР создано ОАО «Сургутнефтегаз». С тех пор компания сформировалась как вертикально-интегрированная структура, объединяющая разведку, добычу, переработку и сбыт нефтепродуктов.
Она исправно платит налоги во все уровни бюджетов; коллективом грамотно управляет команда единомышленников; люди прекрасно работают в достаточно комфортных условиях. Все это вкупе позволило полностью обновить производство и накопить колоссальные финансовые ресурсы, коими не может похвастать ни одна нефтяная компания.
Всю свою профессиональную жизнь Владимир Богданов считает себя буровиком. В нем до сих пор проявляется «буровицкая закваска»: упорный характер, жесткость, неимоверная выносливость, замешенная на тяжелейшем физическом труде, природные данные, педантичность, четкое и точное исполнение технологических процессов, финансовой дисциплины. К тому же он талантливый инженер, очень пунктуальный человек, настоящий хозяин, патриот.

 При всех регалиях Владимира Леонидовича я увидела всего только раз. Произошло это на торжестве по случаю 30-летия «Сургутнефтегаза». Он вышел на сцену в увешанном наградами костюме. Среди них ордена «За заслуги перед Отечеством» IV, III, II степеней, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», орден Почета Белоруссии, голубая Георгиевская лента, знаки «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности РФ», «Почетный нефтяник», Почетный гражданин города, Сургутского района, ХМАО…
Пять лет назад Владимир Богданов был удостоен самой высокой государственной награды человеку труда – звания Героя труда Российской Федерации.
Екатерина Логинова, 2021 год
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
60,3164 61,1615 96.65
: 45 10 августа 2022

онлайн подписка