55,2987 52,7379 87.96
Частично облачно
Дождь, Пасмурная погода
Дождь, Пасмурная погода
: 45 03 октября 2022

Как Общество русской культуры сохраняет уникальные знания и меняет менталитет гостей Севера

Их называют чуть ли не апостолами русской культуры на Севере

Как Общество русской культуры сохраняет уникальные знания и меняет менталитет гостей Севера
7728
9 минут
Их называют чуть ли не апостолами русской культуры на Севере. Такая ассоциация у людей родилась после первого Славянского хода. Пожалуй, это самый известный проект Общества русской культуры. Благодаря ему в Югре теперь хранятся уникальные знания, которых когда-то не было ни в летописях, ни в учебниках истории. А единственный в регионе Колледж русской культуры теперь передает эту ценность молодежи.

Истоки

Этот материал посвящен юбилею Общества русской культуры Ханты–Мансийского автономного округа. Официальное постановление решения горисполкома о регистрации общественной организации (тогда еще городской) издали 20 декабря. Учредителями стали Екатерина Лоншакова, православный священник о. Виктор Райш и другие. По календарному году 30–летие наступило в 2020–м году. Но праздничные мероприятия пришлось перенести на целый год из–за пандемийных ограничений. Все это время активисты не сидели сложа руки. Они сняли документальный фильм, который называется «30 лет сохраняя традиции». Его презентуют на канале «С1».

– В этом фильме рассказывается все: от начала нашей работы и до сегодняшнего дня. Там есть разные архивные видео. В том числе уникальные кадры крещения в Оби, установки поклонного креста в районе Березово… Дело в том, что в Славянском ходе всегда участвовало духовенство. И в отдаленных поселениях, которые посещала экспедиция, часто были люди, которые просили священников их крестить, – рассказывает заместитель председателя Общества русской культуры Олеся Панкрушова.

Проект «Славянский ход» – это визитная карточка вашего общества?



– Он один из ключевых. Самый первый Славянский ход у нас прошел в 1991–м году. Организатором была Екатерина Владимировна Лоншакова. С 1991 по 2017 год состоялось 14 экспедиций. Это были разные маршруты. Самой дальней точкой стал Омск. Экспедиции всегда шли по реке. И в этом была их особенность. Они посещали самые отдаленные поселки и деревушки Югры, куда невозможно было бы добраться на обычном транспорте. Организовать такую экспедицию было непростым делом. Например, чтобы пойти на теплоходе по Оби в июне, этим вопросом нужно было заняться еще в декабре! Нам помогало организовывать процесс Обь–Иртышское пароходство, мы всегда с ними сотрудничали. Оно нам выделяло теплоход «Римский–Корсаков», – пояснила общественница.

– Екатерина Владимировна Лоншакова всегда стремилась попасть в места, где больше всего сохранились традиции и местная культура. Куда еще не пришла вся эта глобализация. Где можно было познакомиться и поговорить с местными людьми, узнать о традициях и фольклоре, ремеслах, – добавляет председатель Общества русской культуры Ярослав Соловьев.

– Да тот же русский ткацкий станок удалось сделать как раз благодаря одной из экспедиций. Его полностью сделали по замерам станков, которыми пользовались местные рукодельницы. В колледже до сих пор ткачество изучается в рамках образовательного процесса на специальности «Декоративно–прикладное искусство». Мы каждый год демонстрируем этот процесс на фестивале национальных культур «Соцветие», – уточнила Олеся.

– Там действительно удалось добыть уникальные знания. Потому что в этих экспедициях были встречи с такими источниками, которых нет нигде. Они интересны по части антропологии, истории, фольклора и так далее. Они интересны искусствоведам. У ребят на выезде были пленэры, когда они рисовали свои дипломные работы. В части сохранения этой ценной информации и консолидации опыта мы оцифровываем все, что было собрано, чтобы не потерять, – поясняет Соловьев.

Вы сами участвовали?

– Я сам участвовал в Славянском ходе, когда был школьником, уже старшеклассником. Мы плыли на «Римском–Корсакове» от Сургута по Большой Оби до Салехарда, выходили в Губу, там разворачивались и возвращались по Малой Оби через Ханты–Мансийск в Сургут. Экспедиция длилась две недели. С нами ездили ученые, духовенство и творческий коллектив. Студенты–теологи проходили у нас практику. Мы всегда старались и стараемся не быть замкнутым микромиром, хотим транслировать свою культуру больше и шире, – рассказывает Ярослав. – В поселениях проводили конференции, круглые столы, обсуждали разные важные вопросы. Как это происходило? Подплываем, десантируемся на берег и каждый работает по своему направлению. Антропологи и фольклористы общаются с людьми, студенты–художники разворачивают мольберты и рисуют, и так далее. Кстати, символ нашего русского общества – красные человечки – взят с традиционного тканого полотенца. Его нашли в одной из экспедиций.


Теплоход просвещения

 У экспедиций есть еще и творческие задания?

– Творческая составляющая для нас всегда была обязательной. С нами в экспедиции всегда ходили музыканты. Часто участвовали профессоры Глазуновы, которые работали в Магнитогорской консерватории. Они проводили, в том числе, и для жителей поселений концерты и мастер–классы в детских школах искусств и домах культуры. Эти вечера на палубе под гитару или саксофон не забываются… Мы ведь не только сами собирали знания, но и несли эти знания в деревни. Миссия Славянского хода как научная, так и просветительская. В крупных поселениях всегда проводились конференции и круглые столы с обсуждениями и презентациями. Мы рассказывали о себе и отвечали на вопросы жителей. Это были мощные диалоги, – вспоминает Ярослав Соловьев.

Всегда ли вас принимали вот так с распростертыми объятиями?

– Запомнилась одна история, которая случилась со мной и антропологом из Санкт–Петербурга Олегом Николаевым. Мы с ним зашли в дом к одному из местных жителей и сделали это, возможно, на тот момент, еще не зная местных обычаев, слишком резко и грубо. И маленький хозяин дома – мужичок в косыночке – с ножичком гнал нас до самого теплохода. Вот так защищал территорию.

Екатерина Лоншакова была за традиционную культуру настолько, что очень много этому посвящала времени. Я не знаю, как придуман был Славянский ход. Но аналогов такому нет и не было. Она стремилась популяризировать, транслировать и собирать все эти ценные знания по крупицам. Чтобы эта культура не умирала где–то в отдаленных деревнях, а изучалась повсеместно. Почему ход всегда шел по воде? Потому что хотелось найти первоисточник, которого еще не коснулась цивилизация. Главной задачей было сохранить традиции на фоне всей этой глобализации, цифровизации. И Екатерина Владимировна отстаивала это. Она еще была председателем комиссии по культуре в межнациональной общественной палате. Сейчас мы, как преемники, стремимся все это сохранить и передать дальше. Кстати, в какой–то из экспедиций один из звукооператоров сделал целое научное открытие. Он был в храме, и ему пришла идея звукоизвлечения с точки зрения науки. Стал изучать эту тему, провел исследования в храме в Тундрино и на основании этого издал учебное пособие. Сейчас преподает в Москве и обучает молодых звукооператоров в Колледже русской культуры, – говорит Ярослав.


О русской глубине

 В пандемию Славянский ход не осуществлялся, когда возобновите традицию?

– Когда снимут ограничения, конечно. И этот юбилейный ход посвятим Екатерине Владимировне Лоншаковой. Мы это обязательно сделаем, это одна из наших главных задач. Обычно ход проводился в конце июня – начале июля. В условиях ограничения провести его невозможно, так как там численность экспедиции – больше ста человек. Сейчас же в пандемию хотим провести ряд торжественных мероприятий, посвященных юбилейным датам. И презентуем документальный фильм.

А что будет с пасхальными ассамблеями?



– Они обязательно состоятся – онлайн или вживую. Мы готовы к разным форматам. Благодаря этому проекту в Югре сформировалось хоровое общество. Фестиваль устраивается в пасхальную неделю. Проект нацелен на возрождение певческого хорового искусства в регионе. В рамках него проходят городские и региональные этапы, – поясняет Олеся Панкрушова. – Сводный хор Югры исполняет духовную музыку. На закрытии выступает до тысячи человек. Хоровые коллективы Сургута, Нефтеюганска, Нижневартовска, Березово, Нягани…Раньше выступали вживую, сейчас онлайн. В этом году у нас даже расширилась география до международного уровня. И мы хотим вернуть пасхальным ассамблеям этот международный статус, как было раньше. Закрытие фестиваля всегда проводим в День славянской культуры и письменности – 24 мая.

Проекты очень глубокие и масштабные...

– Очень. Еще хочется отметить один из наших любимых проектов «Иона». Его смысл в обращении к традиционным библейским ценностям, объединяющим все народы и делающим наш стремительно ускоряющийся мир устойчивым. Словами сложно его описать, нужно видеть вживую. Специально по заказу изготовили кита. Люди входили в рот этого кита и смотрели на потолке фильмы. Нам с этим проектом очень помогло правительство Югры и департамент культуры округа. Было очень интересно. Этого кита устанавливали и в Сургуте, потом возили в столицу. Был большой ажиотаж, – вспоминают активисты.

Есть спрос на русскую культуру в обществе?

– Такой пример. В Колледже русской культуры есть программа для раннего развития детей. И туда приходят с детьми даже представители других национальностей. Они говорят, что свою культуру чтят дома. А раз живут в Россию, то хотят знать и понимать местную культуру. Интерес точно есть. Руководство школ и лицеев очень радо, когда мы предлагаем им провести наши традиционные народные вечерки. Это, говоря современным языком, активные народные игры, на которых молодежь знакомится друг с другом. Сургутяне очень любят нашу Масленицу. Мы уже стараемся говорить, что готовим ее потише, чтобы не приходило слишком много людей. Но они звонят и спрашивают: «А Масленица будет?». У нас это не просто бездумные активности. Каждый раз пишется сценарий с соблюдением народных традиций, – объясняет зам председателя Общества русской культуры.

Это когда «стенка на стенку» и хороводы с блинами?

– У нас есть целый проект «Буза», который изучал стиль боя. Его изобрели русские умельцы. Как кунг–фу для Китая. Русский народный стиль боя включает в себя много элементов: с оружием и без, те же самые забавы масленичные «стенка на стенку». Там, кстати, нет ударов, только толкания, – уточняет председатель. – Кому–то интересна эта тема, другим – быт, третьим – ремесла. Мы замечаем, что интерес к русской народной культуре есть и всячески этому способствуем. Хочется, чтобы люди, которые здесь живут, уважали и чтили местную культуру. Чтобы люди не относились к этому как ко временному явлению в нашем регионе. Стереотип, что мы – всего лишь транзит, еще существует. И он возникает из–за активной трудовой миграции. Но здесь есть своя уникальная русская культура. И не только русская. Екатерина Владимировна Лоншакова стремилась сохранить и традиции обских угров. И мы продолжаем ее дело.

Читайте также

  • Комментарии
Загрузка комментариев...
55,2987 52,7379 87.96
: 45 03 октября 2022

онлайн подписка